23:24 

malinnesta
Название: Just another start
Автор: Malinnesta
Фэндом: Block B
Персонажи: Джехе - центрик, Чихо, Чихун
Рейтинг: G
Жанр: слеш, повседневность, AU
Предупреждения: ООС


Джехе каким-то магическим образом просыпается до будильника и облегченно выдыхает, потому что не придется слышать противную трель, когда-то поставленную У Чихо на звонок. Сменить ее никак руки не доходят, даже несмотря на то, что сам Чихо больше не занимает привычного места ни рядом – в постели, ни вообще по жизни. Глаза очень быстро привыкают к неяркому утреннему свету, который настойчиво бьется в тонкие занавеси, лениво замирая между невыглаженных складок. Он нащупывает затерявшийся в постельном белье смартфон и набирает номер Чихо. Когда в соседней комнате истерично-знакомыми битами заливается телефон, он недовольно кривится и встает с кровати.
В гостиной сплошной пеленой стоит сигаретный дым, Джехе подслеповато щурится и кажется, различает витающие в прокуренном за ночь до затхлости воздухе частицы пыли. Прямо под носом сопящего на диване Чихо лежит переполненная бычками пепельница и несколько помятых жестяных баночек не очень дорогого пива. Ан смачно ругается и открывает настежь один за другим все окна в комнате. От хлынувшего внутрь мороза Чихо заметно ежится во сне и поворачивается на другой бок, утыкаясь носом в спинку дивана. Дже закатывает глаза, но, сжалившись, укрывает бывшего парня пледом в мерзкий цветочек – все как не любит Чихо, и старший об этом прекрасно знает, но сделать гадость с утра пораньше всегда так приятно.
Проходя в кухню, он нарочито громко шаркает тапочками по деревянному полу, затем набирает в чайник воды из бутылки и ставит его на плиту, иногда бросая любопытные взгляды в сторону дивана. Когда он начинает греметь выдвижными ящиками и посудой, Чихо наконец подает признаки жизни, что-то сипло бубня с другого конца помещения.
- Когда ты найдешь себе квартиру? Мне надоело видеть тебя каждое утро, - как только вода закипает Джехе заливает растворимый кофе кипятком и устраивается в потрепанном, но удобном, кресле.
- Скоро, приготовь мне тоже, будь другом, - Чихо босой и заплывший после очередной попойки, едва ориентируясь в пространстве, считает все углы до кухни и плюхается на табурет напротив Джехе.
- Я слышу это уже третий месяц, - старший, не ожидавший другого ответа, флегматично разводит руками, но поднимается с места, чтобы налить кофе.
- Не ворчи с утра, хен, день плохим будет.
Дже ничего не отвечает, только ставит кружку перед Чихо и уходит в спальню – собираться на работу.


Снег кусается и нагло заползает за воротник пальто, а ветер настолько сильно бьет в спину, что кажется, впечатает прямо в подъездную дверь. Джехе несколько раз промахивается по кнопкам домофона и, в конец раздраженный, снимает перчатку, чтобы закоченевшими от холода пальцами набрать код. Последние несколько недель он не пользуется лифтом - набранные за зиму килограммы дают знать о себе непривычной округлостью щек и, о ужас, этого не может быть, вторым подбородком, поэтому он дает себе слово начать с меньшего. На самом деле, если хотя бы на минуту быть честным с самим собой, проделанный пешком путь занимает куда больше времени и оттягивает момент, когда он окажется в насквозь пропахшем запахом Чихо доме. И дело даже не в том, что он ненавидит Чихо или, наоборот, до сих пор любит. Шкалой банальных человеческих чувств отношение к таким людям, как он, измерить никак не получается. Ими можно восхищаться издалека, превозносить, ставить на пьедестал и поклоняться, но любить до истеричного биения сердца и ненавидеть до сжатых от ревности кулаков нельзя. Ан думал, что вместе они как минимум исключение из правил, но оказался не прав, впрочем как и всегда.
На последний лестничный пролет запаса воздуха в легких не хватает, Джехе переводит дух и морщится от резкого запаха сигаретного дыма. Только потому что длинный рабочий день вышиб из него последние силы, он не пускается бегом наверх, чтобы наподдать Чихо по тощей заднице. Он несколько медлит, но поднимается на свой этаж, в уме придумывая поучительную речь и тренируя силу воли, чтобы не перейти на никому ненужный мат.
Как ни странно на площадке вместо Чихо он обнаруживает незнакомого парня, который оборачивается на звук его шагов и расплывается в приветливой улыбке, пряча сигарету за спиной.
- Вы к кому? – говорит Джехе первое, что приходит на ум.
- Хен, ты меня не помнишь? – парень неверяще округляет глаза и снова улыбается почти деснами.
Ан в недоумении ведет плечами и проходит к двери в свою квартиру:
- А должен?
- Я Пио, Пе Чихун, сосед из квартиры напротив! – радостным басом восклицает существо, назвавшееся Чихуном, и весело подмигивает. – Такой снег идет! Очень красиво, я года три не видел настоящего.
Джехе не понимает - то ли Чихун дурачок такой странный, то ли его по жизни ничего не может разочаровать, даже снег в конце марта.
- Красиво, но холодно, - безапелляционно отвечает Ан и открывает дверь. Чихун умудряется выкинуть окурок в распахнутое на площадке окно и тут же влезть в дверной проем:
- Ты меня совсем-совсем не помнишь?
- Нет, прости.
Джехе бесцеремонно отталкивает Чихуна в сторону и закрывает дверь прямо перед его носом, притворившись, что не заметил расстроенного выражения лица парня.

- Вот же странный, - Ан, чтобы не запачкать пол, тут же разувается, но долго не может найти тапочки, которые совершенно точно оставил утром прямо у двери. С кухни доносятся звуки журчащей из крана воды, а по квартире слышится запах пряностей и еще чего-то, точно не разобрать, но пахнет очень вкусно. Кажется, Чихо вновь решил отвоевать свое место под солнцем. Джехе смущенно замирает, не решаясь сдвинуться с места, раньше все так и было – после рабочего дня младший баловал его приготовленным ужином и вином на двоих, и хоть после него на кухне всегда царил форменный беспорядок и приходилось драить все несколько часов, Джехе все равно был очень счастлив. Желудок Дже выдает хозяина голодным урчанием, и он наконец, словно вернувшись с далекой планеты, громко спрашивает. - Куда ты дел мои тапочки?
Чихо очень хочется обнять – он растрепанный и улыбчивый, и выглядывает из-за угла, напоминая породистого своенравного кота:
- Что?
- Тапочки, говорю, куда дел мои? – каждое слово, кажется, прилипает к пересохшему небу и медленно перекатывается на языке, поэтому старший старательно проговаривает их, опуская взгляд в пол.
- А! Так в шкафу же, переодевайся, уже почти все готово.

Квартира, в особенности гостиная, кажется намного больше и светлее, а Чихо даже не скрывает, что ужасно гордится собой, но Ан не может не повредничать:
- Решил остаться еще на полгода? Думаешь, если накормишь меня и все уберешь, я не буду настаивать на твоем переезде?
- Ты не можешь хотя бы один гребанный вечер не ворчать? Может, я хочу заключить перемирие! – густые брови младшего от недовольства сводятся на переносице, но через секунду, как только в рот попадает довольно большой кусок мяса, разглаживаются. Он жует с таким аппетитом, что Джехе невольно улыбается и сам перестает хмурится.
- Ладно, хрен с тобой, сделаю вид, что меня не раздражает твое присутствие.
- Ты видел Чихуни? – Чихо моментально переводит тему, но закашливается, тут же наливая себе полный стакан воды. – Он изменился, я его вообще не узнал.
Ан, не переставая безразлично ковырять палочками в рисе, тянет:
- Да, на площадке стоял какой-то парень, который утверждал, что он Чихун или Пио, или как его там зовут, и он наш… то есть мой сосед, но я его вообще не помню.
- Хен, это же тот толстый парень, с которым ты по утрам ходил в кондитерскую напротив.
- Что? – от удивления обычно не щедрый на эмоции по пустякам Дже выпучивает глаза. – Кто?
- Не делай так, ты становишься ужасно некрасивым, - Чихо ржет слишком громко, от чего старшему хочется заткнуть себе уши, только бы не слышать этого гогота. - Представляешь, что делает с людьми время? Ты стареешь, а вот он красивеет.
Джехе язвительно смеется в ответ:
- И только великий и ужасный У Чихо не меняется!
- Есть такое. Даже непреклонный ты это только что признал! Ты приготовишь кофе? Ты же такой добрый, – младший заискивающе заглядывает ему в глаза. - А я пока посуду помою.
Ан вымученно, как будто под пытками, кивает головой, отвечая:
- Доем только.

***

Погода окончательно сходит с ума в субботу – еще утром небо распарывается яркими вспышками молний, а к вечеру залежавшийся в подворотнях грязно-серый снег пропитывается дождевой водой. Джехе около десяти минут бестолково мнется в подъезде, не имея никакого желания выходить на улицу. Он в очередной раз достает из внутреннего кармана пуховика нехилый список продуктов, которые нужно купить на следующую неделю и, решившись, тянет дверь на себя. Улица тут же укутывает зябким туманом, и Ан думает, что никто не умрет, если они день или два будут питаться только раменом. Он с неподдельной, почти протяжной тоской оглядывается в сторону подъезда, но вспоминает про диету, поэтому делает робкий шаг вперед, через секунду переходя почти на бег.
В круглосуточном магазине ни души, только сонный продавец лениво переключает телевизионные каналы, заставляя дергаться от звуков рок-музыки или смеха невпопад из какого-то ситкома. Джехе несколько раз обходит по привычке магазинчик и, наконец, берет одну из корзинок. По мере ее заполнения указанные в списке продукты вычеркиваются один за другим. На пункте "сигареты, 3 пачки", явно нашкрябанном почерком Чихо, он подвисает и приходит в себя только тогда, когда кто-то громко басит прямо на ухо:
- А с каких пор ты тоже куришь?
Ан резко оборачивается и оказывается лицом к лицу с Пе Чихуном. Он как и в первую встречу смотрит на Джехе с таким восторгом, что старший думает: даже если у Чихуна все в порядке с головой, он совершенно определенно балуется какими-нибудь колесами.
- Я до сих пор не курю, - выходит не уверенно. – И что значит "тоже"?
От Чихуна чем-то приятно пахнет, а его горячее дыхание заставляет поежиться от пробежавших мурашек. Дже слегка поддается вперед и, не отдавая себе отчета в действиях, принюхивается, что не ускользает от внимания младшего:
- Это жвачка с корицей, - чтобы доказать свои слова, он, на стесняясь, высовывает язык с розовой горошиной на кончике и стоит так с минуту или две. Джехе не может сдержать веселого смеха, он ставит корзинку с покупками на пол и вытягивает раскрытую ладонь в просящем жесте. – Что? Тебе тоже дать? Ту, что я жую, или из упаковки?
Чихун умеет профессионально придуриваться, и Ана так и тянет глупо лыбится в ответ.
На обратном пути моросящий дождь давит на плечи, и Джехе был бы рад пробежаться до дома, если бы не тяжелые пакеты в руках. Пио старается идти медленно, чтобы хен поспевал за его немаленькими шагами, но все время сбивается с ритма, поэтому вынужден останавливаться тут и там, дожидаясь его. Вместе они пешком поднимаются на свой этаж, и старший очень благодарен Чихуну за помощь, поэтому, не колеблясь, приглашает его на ужин, обещая что-нибудь вкусное и обязательно горячее.

- У нас будет гость? – удивляется Чихо, когда Джехе, накрывая на стол, ставит еще одну тарелку. Он молча проходит мимо и достает с верхней полки три бокала для вина. Младший слегка раздраженно зовет. – Хен?
- Будет.
- Кто?
Джехе не игнорирует Чихо, просто ему жутко лень отвечать на вопросы, которые больше смахивают на допрос с пристрастием.
- Чихун.
- О, ясно, - по выражению лица Чихо, видно, что вопросов стало намного больше, чем до этого, он зачем-то переставляет столовые приборы, не реагируя на безмолвное недовольство Джехе. - А в честь чего вообще?
В этот момент кто-то громко кричит в голове Ана "бинго", он не может сдержать хитрой улыбки:
- Просто?
- Странно, - младший растягивает слово, почти как тетиву лука – медленно и плавно.
- Разве? – честно говоря, каких-то десять минут назад Дже тоже удивлялся самому себе.
- Ну, как бы да, странно, ты же никогда не любил посторонних у нас дома…
- Это только мой дом, У Чихо, только мой.
Тон, которым Джехе перебивает его резок и немного груб, но слишком поздно - сказанное только что уже прозвучало по-детски наивно и ревностно. На самом деле все так и есть: он пятилетний ребенок, который защищает принадлежащее только ему от посягательств посторонних – и дело не в доме как таковом. Дело в том, что любое "мы, наше, нас" приходится отторгать с такой силой, чтобы ненароком не пришлось вновь столкнуться с тупой ноющей болью где-то в груди.
Тихий стук в дверь заставляет его вздрогнуть всем телом, он проходит мимо Чихо, едва касаясь закатанным рукавом рубашки его руки. Ан замечает, как от прикосновения мелкие волоски на руке парня встают дыбом, и раньше бы он точно дотронулся до него, чтобы приласкать…

Джехе снова ловит себя на мысли, что в Чихуна заложено невероятное количество энергии, потому что ест, пьет и смеется он как целый полк солдат или по меньшей мере, что более вероятно, здоровый во всех смыслах человек. Чихун полная противоположность Джехе - он шумный и неуклюжий и, несмотря на завидную худобу, все равно кажется большим и плюшевым как медведь. Он заряжает смехом и сиюминутной глупостью, и кажется, еще немного и можно больше никогда не сосредотачиваться на том, что почти каждый день тянет на самое дно. А еще благодаря ему Ану почему-то очень хочется жить.
Ближе к вечеру Чихо предлагает посмотреть какой-нибудь фильм и, пока самый старший из них убирает со стола, они с Пио долго спорят, что выбрать. Чихо настаивает на чем-то депрессивном и явно не подходящем под витающее настроение, чем вызывает бурное сопротивление Чихуна. В конце концов выбор падает на "Темного рыцаря" Нолана. Оба парня заваливаются на широкий диван в разных его углах, поэтому, когда Джехе присоединяется к ним с огромной тарелкой попкорна на перевес, ему остается лишь скромно, поджав длинные ноги, усесться посередине.
Пио засыпает как раз в тот момент, когда Джокер разыгрывает дешевый фокус с карандашом, впечатывая кого-то из бандитов в деревянный стол. Чихо нажимает на паузу и вопросительно смотрит на Джехе, который и бровью не ведет, отправляя большую горсть попкорна в рот.
- Ты не на диете разве? - шепчет Чихо почти на ухо.
- Сейчас нет.
- У тебя никогда не было силы воли.
Голос младшего звучит слишком презрительно, чтобы пропустить мимо ушей и не укусить в ответ:
- А ты всегда этим пользовался.

Левый бок Джехе согревается теплом тела Пио, а справа ему ни на секунду не дает расслабиться беспокойный и вечно дерганный У Чихо. Он пропускает добрую половину фильма, потому что раз 5 ходит в туалет, еще столько же раз роется в холодильнике в поисках пива и вечно отпускает дурацкие шуточки во время самых напряженных сцен. Ану хочется треснуть Чихо по голове, в конце концов просто запереть его в ванной, но когда он почти решается на это, по экрану уже бегут финальные титры. Старший уныло выдыхает и поднимается с места, из-за однообразной позы ноги немного затекли, поэтому пока он несет на кухню грязную посуду, слегка прихрамывает. Чихо это явно веселит, он хрюкает себе под нос, а потом заливается присущим ему гоготом. Джехе бы метнул в него чем-нибудь, но не факт, что попадет точно в цель, да и спящего Чихуна жалко, а вдруг он проснется, а у них тут летающие тарелки появляются почти из ниоткуда? Старший зло шипит Чихо "заткнись, если разбудишь его, прибью" и ставит тарелки в раковину - завтра утром помоет.

Он бросает в тишину гостиной сонное "доброй ночи" и почти доходит до спальни, когда понимает, что им что-то нужно делать с Чихуном. Спит он как убитый, а будить его на самом деле жалко, иначе не грозился бы убить Чихо…
- Вообще, - гундосит в полутьме младший. - Я думал, что скину его на пол, когда ты будешь спать.
- А по шее? - Джехе улыбается - ничего другого он от Чихо и не ожидал. - Может, ты знаешь код его замка?
- Неа, откуда? Даже до их переезда я его никогда не знал, хотя мы как бы дружили.
- Ладно, давай отнесем его в спальню, кровать большая, поместимся… - Ан не заканчивает мысль, потому что Чихо хищно клацает зубами. - Что? Только не говори, что ты против!
- А я и против! С какой такой стати он должен спать в твоей постели?
- А где ему спать?
- На диване!
- А ты где?
- В твоей постели!
- Когда мы были вместе, ты редко рвался спать рядом со мной, что сейчас случилось? Или думаешь, я накинусь на парня и сделаю с ним что-то не очень хорошее? Или наоборот, хорошее? - Джехе не понимает откуда в нем так много злости, но остановиться он уже не может.
- Хен, заткнись, а? - слова Чихо хоть и грубы, но отрезвляют не хуже пощечины. - Вечно ты так. Делай, как хочешь.
"Я просто слишком долго молчал", - хочет сказать Джехе, но оправдываться еще унизительнее, чем истерить. Немного успокоившись, он жестом зовет Чихо помочь ему, и они кое-как относят Пио в спальню, где он моментально сворачивается калачиком, так и не проснувшись.
Джехе еще долго не может уснуть - в голове постоянно крутятся неприятные мысли, и он, наверное, впервые за очень долгое время задумывается над тем, что не один Чихо виноват в том, что их отношения закончились так плачевно…

***

Джехе хмурится, глядя на отрывной календарь в прихожей, - всего через три дня апрель безжалостно разобьется на две ровные половинки, и кажется, он ничего не успел. Не то чтобы у него были какие-то особые планы, но ведь всегда хочется, чтобы с наступлением нового месяца обязательно произошло что-то очень хорошее.
Чихун так громко хлопает входной дверью, что слышится легкое дребезжание окон на лестничной площадке. Он не появлялся с тех самых пор, как по воле случая остался ночевать. Скорее всего он до сих пор смущен. Джехе улыбается, вспоминая, как раскрасневшийся парень носился по квартире и мило тараторил извинения, его голос спросонья звучал еще гуще и тяжелее, и это ему почему-то жутко понравилось.
- Чего лыбишься? - У Чихо, не церемонясь, толкает его в бок и тянет дверцу встроенного шкафа на себя.
- Ничего, ты еще долго? Мне надоело ждать.
- Сейчас, подожди, только найду свою кожаную куртку.
- А когда ты в последний раз видел Пио? - Ан говорит еле слышно, а все потому что боится - Чихо может расслышать нотки беспокойства в его голосе.
- Вчера, мы с ним встретились в одном клубе, он был там с друзьями.
- А вернулись вы тоже вместе?
Чихо в полном недоумении смотрит на Джехе, но тот прячет взгляд, притворяясь, что тоже ищет ту-самую-чтоб-ей-пусто-было-куртку.
- С каких пор ты интересуешься другими людьми? - кажется, они никогда не устанут подкалывать друг друга, в этом даже есть определенная прелесть.
Дже так и хочется ляпнуть: "С тех пор как перестал интересоваться тобой", но он прикусывает язык и как ему кажется безразлично ведет плечами, наконец выуживая из вороха одежды кожаный рукав.

В тот же день Чихо уезжает на выходные к родителям, и Ан радуется предстоящим тихим и размеренным вечерам. Можно совсем ничего не делать и не беспокоиться о том, что разбудит развалившегося на диване бывшего парня, а самое главное, можно совершенно спокойно прогуливаться по квартире в чем мать родила, не накликав при этом никаких проблем ни на свою, ни на чью-либо еще задницу.
Ближе к вечеру Ан понимает, что тишина тишиною, но ему жутко скучно и одиноко. Он бестолково слоняется по пустой квартире и только и делает, что думает, думает, думает. С тех пор как они с Чихо решили расстаться, он впервые задумывается о том, чтобы завести себе девушку или парня, если честно, без разницы, только бы кто-то не постоянно, но все-таки был на расстоянии вытянутой руки.
Мысли прерываются из-за раската грома, Дже невольно вздрагивает всем телом, тормозя посреди комнаты, затем подходит к приоткрытому окну и смотрит на бурлящее дождевыми тучами небо. Первые капли падают на каменную плитку подоконника, разлетаясь миллионом прозрачных осколков. Концентрированность скуки в воздухе растет вместе с мерзкой влажностью, Ан прикрывает окно и, через минуту уже стоит под дверью Чихуна. Нажать на кнопку звонка не хватает то ли смелости, то ли оправданий для проформы. Он медлит и собирается уходить, когда дверь открывается и наружу выглядывает любопытная мордочка Пио.
- Хен? - тихо хрипит младший, помимо всего остального Ан замечает в его глазах столько неподдельной боли, что взволнованно поддается вперед и без приглашения заходит в квартиру.
- Что случилось?
- Голова болит, - Чихун плотно закрывает дверь и плетется в свою комнату, волоча ноги по полу. Старший идет вслед за ним, на ходу припоминая, какие в таких случаях помогают лекарства, если они помогают вообще.

Пока полусонный Чихун воюет с электронным термометром, Ан безрезультатно роется в недоразумении, у нормальных людей именуемом аптечкой. В конце концов, он с раздражением выбрасывает ее содержимое в мусорное ведро, мысленно давая себе слово завтра же все восполнить. Чтобы не тревожить Чихуна, он оставляет входную дверь открытой настежь и через минуту возвращается с несколькими упаковками разных таблеток. Он бросает таблетку аспирина в стакан воды комнатной температуры и помогает младшему выпить лекарство.
- Температуры нет, хен, - вымученно мычит Пио, натягивая тонкое одеяло на голову. Где-то тут же оголяются ступни. Джехе, тихо смеясь, пытается прикрыть худые ноги, но одеяло, не только тонкое, но и слишком короткое, постоянно сползает, обнажая бледное лицо Чихуна.
- У тебя есть другие одеяла? – Чихун то ли ленится, то ли на самом деле очень слаб, раз не подает никаких признаков жизни. Терпение Ана тает на глазах, он решает наплевать на приличия и открывает один за другим все шкафы в спальне. Одеяло не находит, зато достает откуда-то пару теплых хлопчатобумажных носков и толстовку мышиного цвета.
- Надень это, а я пока чай заварю, ну и… - он смотрит на Чихуна с подозрительным прищуром. – Ты что-нибудь ел сегодня? – Пио отрицательно мотает намертво застрявшей в вороте толстовки головой, а затем и вовсе заваливается на бок, беспомощно барахтая в воздухе руками. Ан закатывает глаза и уходит, надеясь, что младшему все-таки хватит ума не задохнуться и развязать узел на капюшоне.
Джехе не помнит, когда в последний раз ухаживал за больным, поэтому выглядит потерянным и жалким. Ему куда больше идет тлениться по поводу и без, подкалывать друзей (на самом деле только У Чихо, но не суть) и требовать с подрядчиков выполнения обязательств в срок. Кажется, ничего другого он в этой жизни и не умеет. Даже обидно.
Наверное, стоило бы перебраться в свою квартиру - в квартире Пио он чувствует себя не в своей тарелке, но теребить парня не хочется, да и оставлять надолго одного тоже. Он как никто другой знает, как тепло и приятно бывает на душе, когда во время болезни, даже если это банальная простуда, кто-то постоянно ненавязчиво находится рядом. Он наконец находит упаковку с чаем и ставит на плиту чайник.

Поздно ночью, когда уставший Джехе почти засыпает на диване в гостиной, Пио довольно бодрым шагом выходит из своей комнаты и неуклюже плюхается в кресло рядом. Капюшон толстовки Чихуна натянут по самые брови, другую половину лица прикрывает маска, найденная в шкафу в прихожей, небрежно накинутое на плечи одеяло стелется по полу, и он нервно поправляет его каждую божью секунду. Ан следит за ним исподтишка и мысленно бьет себя по щекам, чтобы ни в коем случае не рассмеяться – ему очень интересно, что же будет потом. Пио напоминает Джехе кокон гигантской бабочки, этакий мутант-переросток с острым приступом нарциссизма, или он это себе только что выдумал? Чихун настолько поглощен собой, что не замечает как медленно ползут вверх уголки губ Джехе. Он шумно пыхтит, разворачивая кресло в сторону телевизора, и, наконец, затихает, включив его без звука. Дже чего-то ждет минуту-две, но как назло ничего не происходит. Он ловит себя на мысли, что его слегка раздражает такое положение дел, наверное, не нужно было притворяться спящим. Ему было бы очень приятно, если бы Чихун полез к нему с дурацкими расспросами или заставил сварить кофе-чай-да-что-угодно, а не сидел с напряженным выражением лица, весь с ног до головы поглощенный вещаемой телевизором фигней.
Дже не привык действовать спонтанно, не продумав намного вперед все свои последующие шаги, поэтому просто не понимает, что дернуло его за руку запустить в Чихуна тапочком. Полет проходит определенно хорошо - младший как ужаленный вскакивает с места и в недоумении смотрит на хена.
- Что это только что было?
- У тебя тут мухи летают, - Джехе кривится в попытке оправдаться, но увидев, в руках Пио злополучный тапочек, смеется. – Большие такие.
- Бзззз… - Чихун хохочет в ответ и с разбегу наваливается на полулежащего Ана, крепко сжимая его бока коленями и усаживаясь верхом.
- Шустрый однако, я еще никогда не был снизу, - неудачно шутит он и тут же замолкает.
Кончики ушей младшего моментально краснеют, он бездумно оглядывается по сторонам, а потом встает и уходит на кухню.
- Эй, я же пошутил, - Джехе идет следом.
- Я понял, хен, - Чихун не смотрит на него, и Ану очень хочется крикнуть, чтобы не смел от него отворачиваться. – Но как-то по-дурацки.
Невысказанное "прости" так и остается висеть в прохладном воздухе до утра.

***

Джехе никогда не любил сумерки. Еще в детстве ему казалось, что кто-то очень злой и коварный лишал солнце живых лучей и заточал их в маленькие лампочки искусственного света. Они томились там и погибали, едва дожив до рассвета. Быть соучастником преступления Дже не хотел, поэтому сам никогда и нигде свет не включал. Он давным-давно вырос, о многом узнал и многое понял, но сумерки не любит по-прежнему.
К половине восьмого вечера, когда пройти в гостиную или туалет, не приложившись коленкой к острому углу комода, уже не представляется возможным, Чихо с раздражением откладывает газету с объявлениями в сторону и включает свет на кухне. Джехе жмурится от режущих глаз ощущений и вынужденно перебирается на диван. Чихо наливает себе кружку ароматного кофе и вновь пробегается взглядом по объявлениям, которые пометил маркером.
- Только в нашем районе нужно посмотреть три квартиры. Ты можешь завтра пойти со мной?
- Могу, - вяло тянет Ан, и хоть разговаривать не хочется совсем, почему-то черт дергает его спросить именно сейчас. – Может поживешь еще у меня?
- Ты чего это? – младший едва заметно улыбается. – Неужели понял, как скучно тебе будет без меня?
Джехе не хочет оправдываться, но ведь на самом деле будет скучно и дело, конечно, совсем не в том, что у него остались какие-то чувства к У Чихо. Чувства остались, и он этого не скрывает, но они уже совсем не такие, какими были всего лишь год назад.
- Знаешь, хен, что я тут подумал, - Чихо обводит еще одно объявление маркером и тут же размазывает линии ребром ладони.
- Ты умеешь думать? – Джехе больно кусает себя за язык и прячет голову между диванных подушек, потому что обязательно что-то должно прилететь. Но вместо этого слышит очень серьезное:
- Я тут подумал, что нам с тобой с самого начала не нужно было лезть друг другу в штаны. Как друзья мы себя оправдали намного больше, чем как любовники…
- И почему тебя такие умные мысли не посетили несколько лет назад, а? – Джехе выползает из своего укрытия и проходит на кухню – аромат черного кофе сделал свое дело.
- Все приходит с опытом, знаешь ли?! – если бы не хитрющий взгляд У Чихо, Ан подумал бы, что тот серьезен. - Если ты себе кого-нибудь не заведешь…
Ана хватает только на промямлить в ответ "цыц" и "без тебя знаю". Потом он молча заваривает себе крепкий кофе, достает откуда-то шоколад и садится рядом, чтобы посмотреть уже выделенные объявления.

Чихун забегает к ним каждое утро перед работой, привычно тараторит о погоде, спрашивает у Чихо, как продвигаются поиски квартиры, иногда рассказывает о новых и старых друзьях и передает приветы от родителей. Джехе ждет эти 5 минут бестолкового баса, почти как глоток свежего воздуха при выходе из прокуренного помещения. Если честно, он ждет его намного больше, чем новый тизер Человека-паука. Пио как всегда беззаботен и пышет энергией, которой можно осветить почти весь их квартал. Так беззаботен, что даже обидно. Он ни разу не припоминает ему недавние дурацкие шуточки, наоборот, кажется, напрочь о них забыл… Ан не чувствует влюбленности и уж точно не мается бессонницей из-за соседа по площадке, но все равно понимает, что Чихуна так много, что жутко мало.

***

Несмотря на почти 4 года совместной жизни, вещей у Чихо оказывается меньше, чем мог себе представить Джехе. Он помогает ему погрузить последнюю коробку с виниловыми пластинками в машину, Чихо весело кричит на всю улицу что-то про новоселье. Пио усиленно кивает головой и показывает ему сердечки, а еще носится пчелой вокруг машины и улыбается, улыбается, улыбается. Бесит.
- Ты же пойдешь? – спрашивает Ан у Чихуна, когда они поднимаются по лестнице. Он чувствует себя очень неловко, голос в подъезде сплетается с эхо и противно дрожит. - На новоселье?
- Пойду, конечно. Я не видел квартиру, мне интересно.
Чихуну кажется тоже неловко, он перешагивает через две ступени и оказывается немного впереди Джехе. Старший хочет вцепиться пальцами в полы его рубашки и попросить не спешить так, но только беспомощно глотает слова и не решается сказать что-то еще. Он миллион раз проклинает себя за неуверенность, но ничего не может с собой поделать, жалкое зрелище, видел бы его сейчас Чихо. Да и Пио ему ничем не помогает, хотя казалось бы, чем он вообще может помочь. На их площадке он бросает "до встречи" и быстро закрывает за собой входную дверь, как будто так можно спастись от еще большей неловкости.


Пьянка по поводу новоселья плавно перетекает в бар поблизости от новой квартиры Чихо в тот самый фееричный момент, когда выясняется, что весь алкоголь закончился, а посылать кого-то за ним себе дороже – человек может тупо по пьяни не вернуться. Чихо на пару с друзьями горланит песенки о тленности существования, окосевший Чихун пытается битбоксить. Выходит у него жалко и не в такт, но Джехе просто не может испортить людям праздник, поэтому смиренно улыбается и иногда потягивает мутный коктейль с когда-то дробленным льдом. Если бы Чихо хотя бы наполовину был трезв и внимательнее смотрел по сторонам, он обязательно ляпнул бы что-то вроде "пить коктейли – это так по-гейски, хен", но сегодня он слишком увлечен чьими-то длинными ногами. Джехе, честно, пытается разглядеть кому они принадлежат, но все попытки заканчиваются провалом.
Чихун вырубается еще в такси, Ан решает не думать, как он будет тащить его на себе, и всю дорогу до дома смотрит на пролетающие мимо фонари и неоновые вывески. Он думает, что люди похожи на них, они проносятся мимо и незаметны или неинтересны совсем, ровно до тех пор пока человек не решается остановиться и разглядеть. Иногда на самом деле лучше остановиться. Пио отвлекает от мыслей, больно сжимая во сне его коленку.
Джехе очень благодарен таксисту, которого не приходится долго упрашивать помочь забраться в лифт. Чихун тяжелый и неповоротливый, старший пыхтит и негромко матерится, вдруг осознавая, что если бы тот не похудел, все могло быть намного хуже. Он подхватывает его под мышки, чтобы было удобнее – голова Пио оказывается прямо под его носом и стоит признать, пахнет он, несмотря на невыветрившийся запах текилы, замечательно. Ан без стеснения зарывается в его волосах и вдыхает полной грудью. Его пробирает до самых костей и по телу бегут приятные мурашки. Он глупо улыбается себе под нос и вдруг чувствует прикосновение к ключице очень похожее на поцелуй. И хотя кожа горит как от ожога, он все равно списывает все на бушующий в крови младшего алкоголь. Прикосновение повторяется, когда он тащит его от лифта до своей двери - код замка Чихуна он так и не узнал. Язык заплетается и липнет к небу, и хоть Джехе и не надеется достучаться до здравого смысла, все равно, замешкавшись, просит:
- Эй, хватит, слышишь?
- Но я так давно хотел это сделать.
От неожиданности Ан застывает и не смеет сдвинуться с места.

Джехе не спит всю ночь - как бы он не старался заснуть не получается ни рядом с Чихуном, ни без него. Пио громко храпит и несет во сне невероятную чушь, а Ан ощущает себя пятиклассником, который подслушивает за дверью учительской, поэтому уходит на кухню. Он мается и взвешивает все за и против, а потом по привычке набирает номер Чихо.
- Ты спишь?
- Неа, не могу, а ты чего не спишь? - голос Чихо сиплый, что совсем неудивительно. Наверное, в этот момент Ан отчетливо понимает, как сильно он будет по нему скучать.
- Не спится. Чихо-я, тебя тут всякие умные мысли в последнее время посещают, можешь сказать, стоит ли мне начинать что-то с Чихуном или нам с ним, как и с тобой, лучше быть просто друзьями?
- Хен, а нельзя поговорить об этом завтра?
- А почему ты совсем не удивлен?
- А должен?
- Ну, я даже не знаю...
- Я тоже не знаю, - Чихо делает долгую паузу, словно набирает в легкие побольше воздуха, чтобы выпалить быстрое "но я бы на твоем месте все же попробовал начать" и бросить трубку.

Пока ветер гонит по предрассветному небу темные облака, Джехе стоит у окна и придумывает на что они похожи. Только ветер, кажется, сходит с ума и назло ему стирает своими порывами очертания, рисуя совершенно другие. Тогда Дже начинает все с самого начала, но по-прежнему не успевает. Ему хочется увидеть себя со стороны, чтобы понять и все-таки что-то решить, ведь чаще всего так бывает виднее. Единственное, в чем он уверен - страх, что он может вновь ошибиться.
Солнце замирает перед глазами и проходится слепыми лучами по скулам и губам. Ан в последний раз бросает взгляд в незанавешенное окно и достает из кармана брюк телефон. До звонка будильника еще целый час, он медлит, но все же меняет его мелодию на что-то нейтральное и проходит на кухню. Широко зевает и набирает в чайник холодной воды, потом ставит его на плиту, а сам отправляется в душ. Чихун спит, свернувшись калачиком, и когда он проснется, Джехе обязательно заставит его объяснить, что это были за странные поцелуи, а потом, когда тот найдет себе оправдания, предложит ему сходить в кино или в кондитерскую напротив. Иногда на самом деле нужно просто что-то начать, даже если из этого ничего и не выйдет.

@темы: type: AU, size: Mini, rating: G, member: Zico, member: P.O., member: Jaehyo, fanwork: Fanfiction, type: OOC, type: Slash

   

block b fanworks community

главная