22:06 

[fanfiction] KOTN - Ноу джок

WinterDede
Название: Ноу джок
Автор: KOTN
Бета: J.B.
Статус: завершен
Дисклеймер: на не свое не претендую
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Кен/Минхек, Зико, Чихун
Жанр: Слэш, повседневность
Предупреждения: ООС
1281 сл.

Стоило Кену открыть дверь, как он возненавидел свою жизнь, как она есть. А была она мокрой, холодной, остро приправленной глухим звуком ударившегося об голову пластмассового ведра. Кен очень многого хотел от мироздания, но ледяная вода за шиворотом в данный час, данную минуту, данную секунду его существования оказалась явно лишней.

Как только комнату оглушило громкой руганью крайне раздосадованной жертвы чьей-то злой шутки, из-за косяка тут же раздался дикий и плохо контролируемый самими смеющимися хохот. Зико повис на громко охающем от разрывающего изнутри веселья Чихуне. Лидер согнулся пополам и держался за живот, он явно испытывал трудности с дыханием. На полу корчился от смеха Минхек, накануне эпично сползший туда по косяку, потому что не успел опереться на макне. А если бы и успел, то все равно остался бы «сползшим», только уже по Чихуну.

Кену было бы не так досадно, если шутником оказался бы исключительно Зико. Он уже привык к выходкам друга, даже иммунитет, кажется, приобрел. Кен бы расстроился гораздо меньше, если бы в помощниках Чихо был один лишь Пио. Макне есть макне, даже если находится под влиянием идиота-лидера. Но вот от Минхека Кен подобного никак не ожидал. Мог бы предупредить, сообщение отправить, например. Тогда Кен не стоял бы сейчас мокрый до нитки, с покрытой мурашками кожей, словно гусь какой-то. И не вздрагивал бы то ли от холода, то ли от накативших гнева и обиды.

Если бы виновником крайне неудачной, с точки зрения Кена, шутки был только Зико, он бы посмеялся, утопив свое негодование в валяющемся под ногами ведерке. Если бы шутниками оказались Зико и Чихун, Кен бы высказал этим двоим все, что о них думает, сопровождая свои слова ударами сковородой по затылкам нахалов. Но вместо всего этого Кен одарил исступленно смеющихся друзей презрительным взглядом, мол, шутку не оценил, и, перешагнув через хохочущего в половые доски Минхека, скрылся в ванной.

Кен стянул с себя мокрую майку и, скомкав, бросил в раковину. Обидно. Майка-то любимая, в ней Кену всегда уютно и радостно. Даже испачкаться не успела. А теперь из-за ни капельки не смешной шутки придется ждать, когда хлопок высохнет. Кен постоял какое-то время, облокотившись руками о края раковины и успокаивая себя, чтобы потом, когда он выйдет за дверь, не сорваться на вопли. Парень шумно выдохнул и поднял взгляд на висевшее перед ним зеркало. Оттуда на него обиженно взирал паренек с вытянутым овалом лица, с мокрыми, и по этой причине темно-рыжими, волосами. Человек в зеркале был очень зол. Не из-за шутки, шутка-то на самом деле смешная. Кена злил один из его сожителей. Почему из всего набора личностей, проживающих в этой квартире и гордо именуемых хенами, крышу сорвало именно Минхеку? Куда подевался этот серьезный и уравновешенный человек, никогда не поддающийся ничьему пагубному влиянию. А Зико именно такой - пагубный с точки зрения адекватности. Почему теперь Минхек вместо того, чтобы нормально (здесь Кен поставил бы жирный, сродни носу Чихо, восклицательный знак) танцевать свой поппинг, или что там у него, крутит своим тощим задом на камеру, кривляясь, будто Юквон одолжил ему пучок валерьяны. Такое чувство, что Минхеку все это время запрещали быть идиотом (должен же быть кто-то адекватный), а тут вдруг дали добро, подписали разрешение и выдали лицензию квалифицированного кретина. А Минхек не замедлил вступить в свои новые полномочия. Когда все успело пойти не так и превратить человека, которого Кен так любил, в очередного дебила его жизни?

Кен всегда очень любил Чихо. Но Чихо идиот, давний друг, из тех, что как бы ты на него ни злился и обижался, в итоге все равно простишь, потому что без него никак. Чихуну тоже можно простить шутку с ведром. Он не виноват, что Зико такой вот идиотский. Минхека же простить нельзя, но и не любить никак не получается.

Кён кивнул своему отражению, смиряясь, и вышел из ванны, прихватив по-прежнему мокрую футболку. Если повесить её на балконе, ткань быстрее высохнет, а значит, Кен быстрее сможет вернуть себе свою небольшую радость. И снова будет широко улыбаться.

Парень прошел в комнату, по дороге вороша мокрые волосы. Как только потяжелевшие из-за впитавшийся в них воды пряди были убраны с глаз, Кен обнаружил, что на балконе спиной к двери уже топчется Минхек, пытаясь закинуть на веревку половой коврик – еще одна жертва чувства юмора, принадлежащего их лидеру.

Шаг замедлился и сделался неслышимым сам. Пак Кен здесь ни при чем. Ладонь тоже сама легла на дверную ручку и потянула её вниз. Замок тихонько щелкнул, а Кен еще разок взъерошил начавшие сохнуть волосы и улыбнулся, потому что Минхек услышал этот щелчок, обернулся и все прекрасно понял. От этого понимания на лице старшего отобразились недоумение и вопрос. Но Кен даже не думал на них отвечать. Он закинул мокрую футболку на дверцу шкафа и взобрался на широкий подоконник, намереваясь наблюдать за запертым на балконе хеном.

Голая кожа соприкоснулась с холодным стеклом, и парень во второй раз за день покрылся пупырышками мурашек. Но все, что сейчас занимало его внимание, это человек, стоящий по ту сторону стекла с мокрым ковриком в руках. Минхек аккуратно и сдержанно перевесил его через край балкона и принялся жестикулировать, периодически постукивая по стеклу. А Кен все сидел и улыбался. Он строил из себя ничегошеньки не понимающего человека, а сам довольно отмечал про себя, что с каждой секундой Минхек становится все более раздражительнее, его движения все резче (скорее крампинг, чем поппинг), а стук по стеклу звучит все громче и требовательнее.

Минхек, кажется, поверил в то, что Кен ничего не осознающий маленький дурак, что ему совершенно непонятные его жесты, будто Кен чукча какой-нибудь, а Минхек приехал из цивилизованной Европы. Старший облокотился о подоконник и дыхнул. Кен уперся лбом в стекло, наблюдая, как оно запотевает. Минхек слишком долго соображал, как написать слово, чтобы Кен со своей стороны смог его разобрать. К тому времени белое пятно уже рассосалось и Минхеку пришлось повторить попытку.

Танцор старательно выводил одну загогулину за другой, а Кен уже смеялся в голос. Ну смешно это – запертый на балконе Минхек.
«Не шути так», - прочитал репер выведенную на стекле надпись и лишь непонимающе пожал плечами.
- Вам вот можно, а мне нельзя? – Одними губами проговорил Кен. Минхек не умел читать по губам, поэтому даже не обратил на это внимания.
В следующие пару мгновений Кен чуть было не свалился с подоконника, потому что в приступе раздражения Минхек сильно ударил по стеклу. Оно пронзительно задребезжало, рискуя вывалиться из рамы прямо на сидящего возле него парня. Быстро пришедший в себя репер покрутил пальцем у виска, показывая этим жестом на кого сейчас похож Минхек. Тот же нервно зашагал из стороны в сторону, решая, что бы еще предпринять.

Кену очень нравилось злить Минхека. Ему нравилось, что тот нервничает и выходит из себя из-за него. Просто любовь обязана злить, и если причиной злости Минхека являлся Пак Кен, второго это радовало. Кажется, репер мог отследить уровень гнева в старшем, словно он видел ртутный столбик где-то внутри Минхека, медленно или, напротив, стремительно ползущий к шкале с максимальной отметкой.

- Ну что, хватит с тебя? – Себе под нос буркнул Кен. Он съежился на подоконнике и, повернув ручку, открыл окно.
- А-а! – Завопил парень, потому что его резко втащило в только что открывшийся проем и он чувствительно ушибся о нижнюю часть пластиковой рамы. Но боль тут же ушла на второй план, потому что Кен ощутил прикосновение горячих рук к своим все еще голым плечам. Это Минхек втащил Кена в окно и сейчас крепко сжимал, не давая тому упасть на пол.
- Ты совсем оборзел?! – Сквозь плотно сжатые зубы проскрежетал танцор. На что Кен широченно улыбнулся. Он ожидал, что его сейчас отпустят и он убьется, но инстинкт самосохранения тоже был загнан куда-то подальше боли в спине, теми же горячими руками, из-за которых по Кену снова забегали мурашки.
- Шутка, - пропел репер, смотря прямо в глаза Минхека.
- Не шутка, - бросил тот в ответ.

Если бы Пак Кен был Солнцем, он сжег бы сейчас всю Корею от счастья. Просто он был сейчас очень рад. Просто он уже давно ждал этого поцелуя.

@темы: type: Slash, size: Mini, rating: PG-13, pairing: B-Bomb/Kyung

   

block b fanworks community

главная